?

Log in

No account? Create an account
 
 
29 Апрель 2009 @ 18:36
Раз-Два!  
Позиционирую как философскую сказку-притчу.
Один из самых классных отзывов на РБЖ-Азимут-Дорога 2009 был получен от Колибри:

В лучших традициях Джона Буньяна и Клайва Льюиса. - с чем трудно не согласиться(с традициями, бо слово "лучших" - спорно.) :))

з.ы.рассказка слабо вычитанa, да.


Хотели оказаться в шкуре настоящего гоблина? Извольте! Вот он я: нос картошкой, кожа зеленью, глазки злые, когти по полу клац-клац.

- Раз-два! - орет наш шталмейстер, старая перечница Анна Мария Персиваль фон Браузенштоценсвищ.

Почему он именно шталмейстер, и почему Браузен чего-то там свищ никто не в курсе - так уж повелось испокон веков, а живем мы очень долго.

И вообще в славной нашей компашке никто особо не заморачивается, и мы называем старину просто Свищем. Он не обижается. Не потому что привык. А потому что мы его за спиной так называем. Рука у шталмейстера тяжелая, а наряд на козлодерню или удар плеткой урвать никому неохота.

- Раз-два! А это значит нам надо крутить шестерни, мазать салом подошвы, сунуть палки в колеса и совершать прочие нужные вещи - как велит долг. Вернее Долг. Долг у нас один, причем один на всех.

Как?

Я не сказал сразу?

Ну, извините, почтенные камраден унд дамен. Поясняю. Я из дорожных гоблинов. Вы не ослышались - таки да, из них.

Наша служба трудна, но ценна, многополезна, и самим Владыкой отмечена.

Бригада у нас небольшая - ну, понятное дело, Свищ, который шталмейстер, Гога, Гугнивец, Слепой Брю, Две Отрыжки, а также ваш покорный слуга - Пуговка.

Пуговка туда, Пуговка сюда. Кто спер мой мосол, кто шаману в карты вдул месячную пайку, кому в чумной барак, кому на козлодерню? Ответ прост - скажете вы и будете неизменно правы.

- Раз-Два! - рявкает злобно шталмейстер. Вот зараза, что ж ему не терпится.

Поворачиваемся к трону Владыки. Вижу в очах его красных усталость, вижу раздражение, а еще сигнал указующий вижу, и цель. Кивает он всей нашей бригаде, а на самом деле - каждому персонально. И словно в душу заглядывает. А как это происходит, вспыхивает в нас и долг, и рвение, и полное почитание. И бежим мы на цирлях полусогнутых. И делаем то, что должно.

А делаем мы хорошо. Очень

Без этого никак.

Иначе вмиг из бригады почетных дорожников вышибут, и на козлодерню отправят. В общий котел.

Гога как-то делился впечатлениями: по провинке его на козлодерню запрягли. В качестве обеда. Восстанавливался он потом долго - бесплотным духом триста лет мотался, кости да мясо отращивал. А сбежать никак.

- Раз-два! - Камлает с бубном Гугнивец, орет шталмейстер, хрипит заклинания Брю.

А перед нашей бригадой дорога вырисовывается. Не простая, во всей своей красе - широкая. А в конце дороги той - трон Владыки и красное зарево. То ли от очей его мудрых и все понимающих, то ли от котлов в замке. Все пути ведут ко Владыке, все. Но попадаются изредка узкие тропки, которыми норовят нерадивые смертные куда-то в сторону увильнуть. Ускользнуть. Владыку нашего обмануть и законной доли лишить.

Свистит ветер, взметается дорожная пыль, что способна застить Луну, звезды и второе пришествие. Шипит недовольно пылевой демон, и дергается в трансе Гога - сегодня его очередь бригада к месту протаскивать.

Но вот затихает последнее слово мертвого языка, и исчезает жар и блеск алых очей Владыки, откатывается в далекую даль его замок, а мы, перешагивая через звезды и страны, приближаемся к цели. И, наконец, спустя миг, а может год, точно не скажу - дорога штука странная, оказываемся там, где надо. Рассеиваемся по местности, приглядываемся.

Похоже - так себе захолустье. Прикинув на пальцах, определяю - век то ли семнадцатый, то ли девятнадцатый. Закат средневековья, начало прогресса. Занятный альтернативный мирок на задворках Ойкумены.

Ловлю направление, кручу носом, устремляюсь вперед к цели - пока еще не ясной.

Наконец вижу широкий плац...

Мерно вышагивают трубачи, бьют барабанщики, маршируют солдаты. Паж в красном камзоле семенит за роскошной дамой, фрейлины щебечут в сторонке. Вижу министра и секретарей, вижу доблестных стражников и мелких воришек, в толпе снующих.

И, вот она - цель.

Затих Гугнивец, перестал трясти бубном, откамлался. И Две Отрыжки перестал бурчать волосатым брюхом, лишь водит носом, да щуритья.

Девушка. В роскошном бальном платье, Слепой Брю оживляется - все интересные детали - от красивых ножек до лебединой шейки закрыты складками ткани. С такими клиентами играть занятней всего.

Красивая, чистая. Почти. Легкая тень под глазами, отблеск мишуры, тайное желание быть первой. А еще в противовес- скромность и кротость. Настоящая Леди.

Но это пока - скромность и кротость.

Вот нависает над юной Леди Слепой Брю и начинает нашептывать. Сначала тихонько и невзначай, то пылью глаза запорошит, то видений нужных подкинет. Грезит, грезит юная Леди. А кто в возрасте юном и романтичном не мечтает, а?

И вижу я, как блестят у девушки глаза, как грезит она о прекрасном принце на коне белом, о замке, собственном троне, золоте, балах, всеобщем почете и любви...

Слепой Брю шепчет и шепчет, змеей-искусителем, а дорога - коврик красный под ногами милой девушки, извивается, да в нужном направлении для нас поворачивается.

Легкое задание, как есть легкое. Расплывается довольной лыбой шталмейстер, скребет корявыми пальцами по пузу Две Отрыжки, да и мне весело: чую светят нам всем премиальные раньше срока.

И тут, как это обычно бывает: происходит накладка.

Подходит рыцарь. Вернее - Рыцарь.

Шталмейстер Свищ сразу скуксился, и видом на незрелую грушу похожим стал.

А дорога, дорога под ногами Леди нашей ненаглядной - враз из широкого плаца в узенькую тропку превратилась.

И видит девушка - что не розы, да платья роскошные, золотом шитые ей предстоят, а возможно совсем-совсем иное. А еще Леди в глаза Рыцарю своему смотрит, и вроде как соглашается. Где-то там, в душе.

Рыцарь оказывается - самый настоящий. Хоть и нет у него при себе меча обоюдоострого, ни доспеха полного латного.

Да только не в хладном железе сила, не в коне боевом и не в крепкой мышце. Сила глубже запрятана. И много ее у него, гостя незваного. Ой как много. Тяжело нам будет теперь с девчонкой справиться.

Как бы не упустить.

Не хочу на козлодерню. И шталмейстер тоже не хочет.

И видим мы вновь - сквозь века и расстояния - яркий отблеск очей владыки. И новая цель перед нами предстает. Дополнительная. Он родимый, рыцарь наш, без страха, упрека, порока. Господин сплошные достоинства.

- Раз-два!

Ломали и не таких. Разделяемся. Я к рыцарю иду, похоже, этот жизненный путь мне с ним ковылять. А остальные наши, стало быть, к Леди направились.

- Раз-два!

Твердо стоит Рыцарь на узкой тропке. Вообще у него имя и титул имеются. Не из самых знатных, но все же - благородный. И как это у иных благородных водится, обучение он получил соответственное. И понятия чести и долга растерять еще не успел. А что имел - приумножить умудрился.

Посмотрим, насколько ты силен, Рыцарь.

Я то на что?

Помогу, чем смогу.

Любишь помогать слабым и бедным, защищать сирот и обездоленных? Ратуешь за справедливость и хочешь кормить тысячи пятью хлебами? Да запросто!

Как? Не выходит? Неужто веры мало?

На узкую тропку ложиться тень. Шепчет что-то заунывное пылевой демон, где-то чуть слышно тренькает погремушка шталмейстера. Помогает братва по цеху, рад.

- Раз-два!

И тропка узкая перед Рыцарем, на три тропки разделилась.

Вот он, твой жизненный выбор. Не стоит валить на судьбу - решай сам, храбрец.

Смертный, ты еще не знаешь, что две тропки выводят к широкому тракту. Туда, куда нужно мне.

Белый плащ с красным крестом и тяжелый меч паладина. Роскошная мантия судьи и золотая цепь верховной власти. Что ты выберешь, герой?

Рыцарь оглядывается по сторонам. Все же, он еще слишком молод для таких решений. Но решать надо сейчас. А тропинки все разветвляются и разветвляются. Их уже не три, а все больше и больше.

Мастер гильдии, барон пограничья, магистр ордена, личный телохранитель королевы.

Писарь при храме, капитан корабля, беглый преступник.

Смотрю на развилки пути и удивляюсь сам, хотя видел немало - эвона как оно может быть и с самым благородным.

Стоит Рыцарь на тропке, робко делает первые шаги. Шаги вперед. По зову сердца.

А компас сердечный у него в одну сторону сейчас направлен.

В ее сторону. Леди нашу ненаглядную

А она...

Леди смотрит на него. Ждет, когда он сделает выбор. Слепой Брю и компания славно поработали над девушкой. Прошло всего несколько лет по здешним меркам - и в голосе Леди появились капризные нотки. А еще - нотки властные. А еще - она все чаще оглядывается туда, где тускло поблескивает золото.

Жаль, Рыцарь этого не замечает. Пока не замечает. А потом будет поздно.

Потирает ручонки довольный шталмейстер.

Ведь сегодня она избрана королевой бала. Не без его помощи, конечно. Завтра у нее появится неплохое наследство. Послезавтра ее пригласят к королевскому двору, определят во фрейлины...

А Рыцарь?

- Раз-два!

Все-таки белый плащ с красным крестом. Что ж. Ты хотел паломничества и подвигов, ты их получишь.

А твоя прекрасная Леди конечно будет ждать тебя одного. Орошать слезами батистовый платочек, вышивать и считать дни до встречи.

Ха!

Песок и жаркий ветер. Ужас крадущийся в ночи. Шрамы и предательства. Гибель друзей и благородство врагов.

Яды в кубках и кинжалы наемных убийц.

Иногда сапоги с золоченым шпорами сходят с тропинки. Увязают в песках барханов и топких болотах. В такие минуты я радуюсь. Но бывает такое редко.

- Раз-два!

Держится, каналья!

Уже сошел юношеский пушок с его губ, появилась жесткая щетина, обветрилась кожа, окрепли мышцы.

А он все держится и не сходит с раз избранной тропки.

Меня это начинает раздражать. Слишком крепко уж вбили в Рыцаря принципы. Хороши наставники, да и сам он упрям как кабан, чтит традиции и продолжает наивно верить в лучшее.

- Раз-два!

Новый бал при дворе. Очередной показ мод, очередные перешептывания. Дурные вести с границ и тревога. Тревога у нашей красотки. Уже не за Рыцаря, что из-за долга службы так редко бывает в этих краях. А тревога за себя родимую. Как же: всю дорогу одна.

А вдруг погибнет он, как быть?

Слепой Брю нашептывает нужные слова.

Леди колеблется.

Иногда ночами, она плачет украдкой.

Иногда ночами - долго не может заснуть.

Гремит бубен Гугнивца, камлает шталмейстер - заползает змеей в сердце девушки отчаяние.

То - что нам надо.

- Раз-два!

Виски тронула седина. Поясницу ломит по ночам, а плащ обзавелся теплым меховым подбоем. Тяжелее стал меч, давным-давно сдох верный пес и уже трижды сменился боевой конь.

Он брал города и выживал в лютых сечах.

Он раскрывал заговоры и превращал врагов в друзей.

Он - славный малый.

Определенно, мне интересно за ним наблюдать.

И - изредка - почтовым голубем или запыхавшимся гонцом - я позволяю ему получать редкие весточки из родной стороны.

- Раз-два!

Как ты отнесешься к такому, а, Рыцарь?

Наконец-то!

Труды Слепого Брю не прошли впустую.

Она с другим. Трубят трубачи, звенит медь, кричат глашатаи и льется рекой дешевое вино.

Леди выходит замуж.

Как там говорят в народе: герцогский титул и богатые земли на дороге не валяются?

На Нашей Дороге - валяется всё.

Всё то, что угодно нам.

Мы даем мишуру и блеск тем, кого считаем опасными. Для каждого найдутся свои тридцать серебряников. Только предлагаем мы их не всем, а лишь избранным. Тем, кто что-то из себя представляют и что-то могут.

И теперь ты, Рыцарь, сидишь у походного костра в далеких палестинах и давишь скупую слезу. Ведь ты так и не научился плакать.

Последний пикантный штрих - тебя не пригласили и не известили. Узнаешь обо всем как бы случайно. Ты никто.

- Раз-два!

Теперь под ногами герцогини мощеный булыжником тракт. Впереди интриги и закулисные игры. Все для тебя, лишь бы не свернула назад на узкую тропку. Впрочем, это теперь маловероятно. Как там было в притче - проще богатому пройти сквозь игольные уши? А Леди богата, Леди привыкла к роскоши и преклонению. К власти. Нет, не вернуться ей боле на узкую тропку.

Где та милая скромная девушка, где?

- Раз-два!

А помнишь, Рыцарь, ставший героем, как решил ты, отчаявшись, попросить аудиенции. Ведь так просто к Леди уже не попасть.

Помнишь важную физиономию секретаря, этого безродного выскочки, чернильной душонки?

- Леди примет через два месяца. Или три. Если не уедет в летнюю резиденцию, - прозвучало в ответ.

И ты понял, что она больше не хочет тебя видеть. Да и как она смогла бы посмотреть в твои глаза. Но мы и над этим поработаем. Слепой Брю настоящий мастер, пройдет еще несколько лет, и Леди будет смеяться тебе в лицо - обещаю.

- Раз-два!

Пылится клубами пыль на дороге. Устает железо, крошится камень, душа точит грудь. Мы не торопимся. Шаг за шагом и капля за каплей достигаем результата.

И вот.

Отчаялся Рыцарь, упал. Лежит на пути, смотрит, как мимо проходят люди. Но проходят не по его узкой тропке, а по широкому тракту, что совсем-совсем рядом. Катятся кареты, телеги, брички. Проходят путники с узелками, заплечными мешками, сундуками. Кто-то тащит за собой целый дом, кто-то несется вперед с веселой толпой в пьяном угаре.

Иные бредут медленно, озираясь назад. Иные, отходят в сторону, пытаясь нащупать иные пути. Но к ним тут же подбегают наши бравые парни из дорожных служб, шепотом, посулами или угрозами отводят назад. На широкую брусчатку. Ногам удобно и цель видна. Блеск впереди - он для всех понятен и приятен. Во и спешат как мотыльки на свет факела, размениваясь на мелочи: тут слегка сфальшивить, там подставить, здесь обмануть. Потом чуточку украсть, а дальше - больше.

Упал - добьем.

Потерял любимую?

Нам мало.

А как тебе это?

- Раз-два!

Именем короля Рыцарь объявлен виновным в государственной измене. Родовые земли конфискованы в пользу короны и отданы фаворитам двора.

Рыцарь схвачен и брошен в темницу.

Завтра - справедливый суд.

Я потираю руки. С тобой было забавно, хотя ты и был скучноват и предсказуем.

- Раз-два!

Что он творит?

Шталмейстер недовольно наблюдает за мной, но я ничего не могу поделать.

Ведь даже темница не сломала героя.

Почему? Ведь мы забрали у него всё.

Злится шталмейстер, впал в уныние Слепой Брю, притих под сапогами пылевой демон.

А я понял.

Понял почему. Ведь терять ему нечего, а мстить нет ни сил, ни желания. Да и мести был чужд он на всем своем жизненном пути.

- Раз-два!

Толпа зевак, барабанный бой, гнусавый голос судьи.

Солнце сквозь тучи, Рыцарь щурится и еле стоит на дрожащих ногах.

Дрожащих не от испуга скорой смерти - к ней он привык за долгие годы войн. Дрожащих от слабости и усталости.

И кажется мне, что вижу я вовсе не грязную истлевшую робу, а призрачный белый плащ с красным крестом на его плечах.

А еще - герой чему-то улыбается.

Тихо, робко, кротко.

Не иначе предчувствует, что скоро наступит отдых.

Так нельзя!

Бьет в бубен Гугнивец, хрипит в трансе шталмейстер Свищ. Свирепо чешет исисанное рунами пузо Две Отрыжки.

И к эшафоту, на трибуну для коронованных гостей поднимается она.

Леди.

Ты думал, будешь умирать легко?

Мы и этого тебе не дадим.

Сломайся, ну же.

Но нет.

На мелочи он никогда не разменивался. А что падал много раз, так ведь вставал, и шел, дурень упрямый. Я его даже зауважал немного, редко такие кадры попадаются, ой редко.

Располневшая Леди смотрит на узника. Смотрит, и не узнает в нем былого славного кавалера.

Прищурившись, и он пытается поймать ее взгляд.

Что в нем?

Наконец, мелькает что-то на миг в ее душе. Что-то прежнее, давно забытое.

Леди отворачивается.

А судья дает отмашку палачу.

Блеснул зайчик на лезвии.

Раз-два!

Удар, и катится, катится мир куда-то вбок, и, разорвавшись на малые куски исчезает в великом ничто.

Осталась последняя тропка, что в самом конце. Сузилась она до тонкой нити, что перед пропастью перекинута. Присел у пропасти Рыцарь. Задумался. Оглянулся назад. На тракт широкий. На людские толпы. На огни, шум да веселье.

Наконец, ступил он на нить. И лопнула, взвизгнула тропинка под тяжелым сапогом путника.

А он, сначала зажмурясь, а потом, открыв глаза - все смелее и смелее - шел над пропастью. Туда, где солнцем правды светил совсем иной свет. Непривычный мне, за долгие годы забытый, чуждый.

Завыл я. Кинулся вслед. Побежал по воздуху вслед за своим подопечным. Но захлопнулись с треском за Рыцарем смарагдовые ворота в Городе Золотом - чистоту и убранство улиц являя. Успел я увидеть на миг ту красоту необъясненную, что когда-то, давным-давно по глупости потерял. Постоял перед стеной. Потом ругнулся, да и назад пошел. По собственной узкой Дороге. Которой давным-давно определен весьма печальный конец.

 
 
Музыка: Enya - Book of days
 
 
 
tia Ramonatia_ramona on Апрель, 29, 2009 17:01 (UTC)
ЗдОрово.
Реально зацепило.
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 29, 2009 17:26 (UTC)
Спасибо за отзыв. Не зря написано раз зацепило :))
lokalokilokaloki on Апрель, 30, 2009 05:42 (UTC)
Хорошая сказка! :)
Поздравляю с предложением публикации (и надеюсь поздравить с публикацией!)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 14:51 (UTC)
Спасибо! И з а отзыв и за оценку хорошую. Я тоже надеюсь на публикацию. Только подвычитаю итд.. :)
Сонячна Левенятаsunny_lioness on Апрель, 30, 2009 07:34 (UTC)
говрила уже на РБЖ) Повторю здесь: очень-очень) Вдохновения :)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 14:52 (UTC)
Ура! Так вы рядышком играли -плечом к плечу!
Сонячна Левенятаsunny_lioness on Апрель, 30, 2009 14:54 (UTC)
(скромно) я рядышком читала ;)
я пишу стихи и сказки, а читаю фантастику :)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 15:00 (UTC)
Тогда мне надо срочно писать фантастику! :)

Кстати, мечтаю - вот бы Азимут позиционирующийся в общем-то на твердой фантастике порвать сказкой...
Сонячна Левенятаsunny_lioness on Апрель, 30, 2009 15:05 (UTC)
>Тогда мне надо срочно писать фантастику! :)
ой, Слоняра, так это... Вы ж вроде фантастику и пишете? :)

>Кстати, мечтаю - вот бы Азимут позиционирующийся в общем-то на твердой фантастике порвать сказкой...
какая чудесная мечта :) обещаю болеть за ваши сказки ;)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 15:11 (UTC)
Ну, всякое пишу...последние две рассказки - именно сказки. Хотя фантастика это наше всё, да :)) Спасибо за обещание болеть за :P
Айвенfaber_visum on Апрель, 30, 2009 10:38 (UTC)
Классно. Идея, атмосфера. Язык правда тяжеловат - быть может из-за всех этих шмассер-штудер-шмаггеров?
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 14:53 (UTC)
Гоблины в рассказке под немцев стилизованы. А под кого их еще стилизовать :)))

А язык - да - можно облегчить конечно. С пылу с жару - и на конкурс...
старая кошь Басько: приветик!basja_n on Апрель, 30, 2009 12:13 (UTC)
Улыбнуло. Хорошо так улыбнуло.
Здорово! :)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 14:55 (UTC)
Пасиб! На минипрозу тоже надо сказку написать будет. Или мистический детектив. Или хоррор... :D
старая кошь Басько: любопытствоbasja_n on Апрель, 30, 2009 15:33 (UTC)
Обязательно напиши.
А я слезодавилку шкрябаю. На внеконкурс кайдана. :)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 15:36 (UTC)
а чего на внеконкурс то. На внеконкурс не так инттересно. А кайдан- это Япония вроде- для меня лес темный. Был Древний Рим или любое европейское средневековье - возможно закинул бы удочку в конкурсный пруд:))
старая кошь Басько: дождьbasja_n on Апрель, 30, 2009 15:50 (UTC)
Дык, на конкурс уже написано и даже в комментах поругано. :)
Вот: http://zhurnal.lib.ru/w/wasilxewa_n/white_cat.shtml
А больше одного раска на конкурс нельзя, да и верхняя граница - 10 тыр знаков.
Япония - эт интересно, но я уже давненько ничего сурьезного по теме не читала (Харуки и Банана не в счет).
А Древний Рим кто-то на Креативе нагло слил. Помню-помню... ;)
Так что - присоединяйся, ужастик с японским антуражем - это весело.
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 15:55 (UTC)
не, Япония совсем не мое- хотя Мураками и Акутагаву совсем немножко читал когда-то...

У меня приоритетность сейчас - Царкон, потом Минипроза, потом БлэкДжек. (надеюсь хоть куда-нибудь успею)
старая кошь Басько: дождьbasja_n on Апрель, 30, 2009 16:04 (UTC)
На Блэк-джек и мне хоЦЦа, хоть и 100% уверенность, что опять пролечу мимо.
Раск для него уже есть, но спецфический... Плюс - вычищать 2 тыра знаков нужно. Большеват.
На Царкон не успею, да и русская история - не мой конек.
А на Минипрозе уж больно темы вкусные, явно планируется массовый наплыв писак, мне столько не прочитать. :(
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 16:37 (UTC)
Глянул БлэкДжек -оказывается тема произвольная.А на свободные темы- пиши что хочешь- у меня мозг отказывается думать :( Мне нужны граничные условия - чем жестче , тем лучше.
старая кошь Басько: любопытствоbasja_n on Апрель, 30, 2009 17:02 (UTC)
А как же свобода творчества? ;)
Онищук Сергей Петрович  (Sloniara)sloniara on Апрель, 30, 2009 17:04 (UTC)
Излишняя свобода в данном случае со мной ведет к анархии и ничегонеделанию :))
старая кошь Басько: проснись и пойbasja_n on Апрель, 30, 2009 17:13 (UTC)
Слон-анархист - это круто!

анархия